Это наш
город!

Сердце Якова

Сердце Якова

12 сентября 2017

Автор: Иван Белоусов

Он был первым, на кого была возложена задача возглавить округ. И его планы в этом деле с каждым днем простирались все дальше. Но судьба отвела ему всего три коротких года на их воплощение.

Удивительное дело: человек, начавший строительство столицы Югры, сегодня практически неизвестен. Осталась лишь улица, названная его фамилией. В музее, кроме портмоне, нет его личных вещей, фотографии и письма хранятся в семейных архивах потомков. Место захоронения тоже неизвестно: вроде было тут, а вроде не было. Нет ни памятника, ни мемориальной доски.

Яков Матвеевич Рознин. Первый председатель окружного исполкома Остяко-Вогульского национального округа. Первый строитель нынешнего Ханты-Мансийска. Он заложил первое здание окружкома и дом туземца. Благодаря Рознину, в окружном центре появились радио и телефонная связь. Но задачи, которые поставила перед ним партия, были куда глобальнее и труднее: Якову Матвеевичу было необходимо практически с нуля создать национальный округ, организовать промышленность, подготовить управленческие и педагогические кадры, построить и создать всю инфраструктуру от школ до аэропортов. И он сделал все, что успел за короткие три года.

Вот уж воистину – гвозди бы делать из этих людей.

Сердце Якова

Где председатель? На строительных лесах

Для того, чтобы представить, насколько трудна была эта задача, стоит привести лишь несколько фактов.

В будущей нефтяной житнице страны остро не хватало строителей, инженеров, учителей. В 1931 году на весь округ были всего 8 врачей, 21 фельдшер и 3 акушерки. В 88 школах региона трудился лишь 91 педагог.

При Рознине появились предприятия лесной промышленности: Самаровский, Сургутский, Березовский и Кондинский леспромхозы. В Остяко-Вогульске открылись первые учебные заведения: педагогический техникум, фельдшерско-акушерская школа, школа советского строительства, курсы полеводов и огородников, построены кинотеатр, электростанция и жилые дома, пристань и подъезд к ней. А к февралю 1933 года город был телефонизирован и радиофицирован. «Где можно найти с самого раннего утра председателя окрисполкома? На строительных лесах», – говорили про Якова Рознина.

Сердце Якова

Сердце без отдыха

Если изъясняться современным языком, то Рознин был тогда первым губернатором округа. Приехав сюда в июне 1931 года на новую работу из Свердловска, где он руководил земельным отделом в облисполкоме, Яков Матвеевич за три года работы так ни разу и не взял отпуск, работая с колоссальным напряжением. Конечно, помогала семья. В свое время Рознин не побоялся партийного взыскания, когда ушел из семьи, полюбив райкомовскую машинистку Валентину. Она отправилась с ним сначала в Свердловск, а потом в Остяко-Вогульск.

Но все же здоровье не раз напоминало о себе. Да и врачи уже не упрашивали его хоть чуть-чуть отдохнуть, а требовали. После одного из сердечных приступов в сентябре 1933 года консилиумом докторов был вынесен вердикт: «Страдает кардиопатией в тяжелой форме и нуждается в срочном предоставлении отпуска и направлении на специальное лечение в Сеченовский физиотерапевтический институт в Севастополе сроком на 2-3 месяца».

Думаете, он послушал их?

Какой тут отдых, когда работа то и дело стопорится из-за нехватки всего? На заседаниях президиума окрисполкома рассматриваются вопросы от ускорения темпов строительства окружного центра до борьбы с лесными пожарами. Но как начнешь заслушивать отчеты – не сделано, не добыто, не получено. Нет гвоздей, стекла, арматуры, мануфактуры, ложек, мисок, одеял, денег... Но задачи поставлены. Хоть из кожи лезь, а выполни!

Сердце Якова

Первый план города

Решили проводить политику займов у населения, чтобы хоть как-то решить финансовые проблемы. Например, рабочих Самаровского рыбоконсервного комбината заставили подписаться на заем второй пятилетки в размере 40 тысяч рублей. А попробуй-ка убеди людей, что они должны последние деньги для страны отдать! Вот тебе и бессонные ночи, и выслушивание, в общем-то, понятной, но все же несправедливой критики рабочих. Любой другой давно бы уже сгорел, а ты, Яков Матвеевич, держись – не все еще сделано, ох, не все.

Кстати, по приказу Рознина были снаряжены и первые экспедиции по поиску полезных ископаемых на территории округа. Результаты этой работы мы видим сегодня – Югра стала главной энергетической базой России. Сегодняшний вид Ханты-Мансийска – это тоже заслуга Рознина: именно при нем был составлен план города. Не исключено, что и названия будущим улицам, которые сохранились по сей день, тоже были утверждены при его участии – Ленина, Маркса, Энгельса, Дзержинского, Коминтерна...

Сердце Якова

Перековка

Перековка – еще одно знаменитое место окружной столицы. И именно Яков Рознин стал инициатором создания поселка, где могли бы построить собственное жилье спецпереселенцы. Причем сделал он это уже через пять месяцев после прибытия в округ. Жители Перековки и стали затем основной рабочей силой при строительстве города.

И это лишь отдельные моменты из огромного списка дел, которые решал Яков Рознин. Не сидел в кабинете, проводя совещания и гоняя мух из угла в угол, а лично ездил по стройкам и следил за ходом строительства.

И все чаще у него случаются сердечные приступы... 5 мая 1934 года президиум окрисполкома рассмотрел вопрос «Об отпуске по болезни тов. Рознина». Но речь уже не шла о его поездке в Севастополь, как рекомендовали врачи, а всего лишь хотя бы о 20 днях отдыха впервые за три года работы. Но поздно. Слишком поздно...

Яков Матвеевич скончался на следующий день от сердечной недостаточности.

Наверное, ему повезло – он не был арестован из-за надуманного доноса в 1937 году, не прошел через пытки костоломов в кабинетах следователей НКВД, не сгинул в лагерях, как это было со многими его коллегами-партийцами.

Сердце Якова

«Городок» будущей нефтяной славы

Через несколько дней после его смерти рассматривался вопрос по инициативе работников ОГПУ и милиции о переименовании улицы Коминтерна в улицу Рознина. Однако принятое положительное решение почему-то не было претворено в жизнь. И лишь через много лет одну из улиц Ханты-Мансийска – Красную – переименуют в улицу имени Рознина. Случится это в год пятидесятилетия образования округа – в 1980 году.

Вот воспоминания почетного жителя города, ветерана партии и труда, депутата Верховного Совета СССР трех созывов, заслуженного работника культуры Югры Хионии Пухленкиной: «Когда Яков Матвеевич руководил нашим округом, я училась в Остяко-Вогульском педагогическом училище. О Рознине его товарищи по работе отзывались так: «Это был яркий тип коммуниста, преданного до конца делу партии и народа, скромный, выдержанный, но в то же время энергичный, деловой, талантливый организатор». Эта яркая характеристика проявилась в его конкретных делах, особенно в период организации региона, в строительстве окружного центра, «городка», так любовно называли Ханты-Мансийск его первые жители. В бытность руководства Рознина была развита рыбная промышленность. Первенцами ее были Сургутская и Самаровская консервные фабрики. В сельском хозяйстве появились первые колхозы и простейшие производственные объединения. Яков Матвеевич на крестьянских сходках легко сходился с людьми».

Сердце Якова

Исчезнувшая могила

«Яков Матвеевич ушел из жизни в расцвете творческих сил на своем рабочем месте, – вспоминает Хиония Пухленкина. – В похоронах Якова Рознина вместе с населением города принимали участие и мы, студенты педтехникума. Я помню, что день похорон был мрачным. Мы, студенты, выходили с венками из здания педтехникума, шествовали по улице Карла Маркса к зданию окрисполкома, откуда похоронная процессия следовала в сторону нынешней рощи за дворцом культуры. Здесь он и был похоронен. Рядом ему был поставлен памятник как первому председателю окрисполкома, основателю города и округа. Долго стоял этот памятник. Потом, где-то в начале 1980 годов, он внезапно исчез. В это время прошла по городу молва, что якобы жена Якова Матвеевича Валентина Николаевна поставила вопрос о том, чтобы его прах перенесли на кладбище, и когда она умрет, чтобы ее похоронить рядом с ним. Но этого не случилось. Однако отдельные заинтересованные люди из общества охраны памятников воспользовались этой молвой и решили убрать памятник Якову Матвеевичу и поставить на его место памятник первому начальнику милиции Куликову».

Сердце Якова

Знаменитый и неизвестный

По словам журналистки Валентины Патрановой, дочь Рознина Берта Яковлевна утверждала, что в 1970 годах на могилу Рознина пьяные рабочие водрузили памятник Куликову: «В 2007 году на северном кладбище перезахоронили прах только Куликова, других захоронений в парке уже не было. Скорее всего, их закатали под асфальт при реконструкции территории. Но если вспомнить слова дочери Рознина об ошибке при установке памятника, то неизвестно, кто же покоится теперь на северном кладбище – Рознин или Куликов?».

Жене Рознина Валентине пришлось без мужа воспитывать дочерей на небольшую зарплату и маленькую пенсию по потере кормильца. А потом она получила письмо из Шадринска. Первая жена Якова Матвеевича требовала раздела имущества. В той семье осталось трое детей. А что тут делить-то? В доме из мебели стояли две железные кровати и стол – вот и все богатство начальника округа. Валентина Николаевна пережила мужа на 44 года и умерла почти в тот же день, что и он – 5 мая 1978 года.

Сегодня потомки Якова Рознина, живущие в Ханты-Мансийске, Шадринске и Брянской области, поддерживают между собой связь, гордясь делами своего знаменитого предка. Знаменитого и... неизвестного.


Возврат к списку